Марко Хук: Я привык осуществлять свои мечты

Чемпион WBO в первом тяжелом весе Марко Хук рассказал в интервью немецкому изданию Tagesspiegel о мотивах перехода в супертяжелый вес, желании сразиться с братьями Кличко и Александром Поветкиным, о начале спортивной карьеры, походах к гадалке, побеге в Германию и об отношении к семье, славе и деньгам:
Г-н Хук, Вы только что вернулись с теста на силу удара. Для чего он нужен?
Вы не поверите я уже 7 лет профи, но я и по сей день не знаю, зачем он собственно нужен. Скажу только, что после него болят суставы. Думаю, что при такой проверке тренируется и воля. Смысл не в чистой силе надо психологически превозмочь себя, выдать результат на полную мощь. Машину не обманешь.

Насколько велики Ваши сила и воля?
О, воля у меня всегда гигантская, а силовые показатели лучше, чем у некоторых супертяжеловесов. Сейчас я вешу на 7 кг больше обычного, а сила улучшилась на 15 %.

Вы были у гадалки не верите результатам своих тестов?
Это была идея Sauerland Event... Я сказал почему бы и нет? То, что дама прочитала по моей ладони, было интересным.

Вы не просили ее не затрагивать определенных тем?
Вовсе нет, я был открыт, к тому же она увидела столько позитивных вещей, что меня это скорее мотивировало.

Она тогда предсказала Вам, что, пока Ваша правая рука будет здоровой, никто не сможет Вас победить.
Да, она это сказала, однако не думайте, что у меня мания величия. Меня скорее удивило то, что еще она смогла прочесть по руке. Я спрашивал себя откуда ей это известно? На меня это произвело впечатление. Она сказала мне, что я довольно-таки упрям. Мне мама до сих пор это говорит, но гадалка ведь меня лично не знала! Однажды я был у гадалки из Азербайджана, она рассказала мне вещи, о которых я говорить не хочу они до сих пор меня немного пугают. Такое запоминается надолго, даже тогда, когда уже занимаешь стабильную позицию в жизни. Можно сравнить это с рекламой: не у всех она находит отклик, но у всех остается в подсознании. Однако беспокоиться не стоит, мои мечты и желания я держу под контролем. То, о чем я мечтаю, я могу и осуществить.

Вы мечтали когда-либо стать чемпионом мира по боксу?
Да, это был сон наяву. До сих пор помню: на соревнованиях по кикбоксингу в Париже я дошел до финала. В комнате стоял перед зеркалом, вытянул указательный палец к отражению и сказал: завтра ты станешь самым молодым немецким чемпионом по кикбоксингу. Рекорд установил Фердинанд Мак в 1979 году, став чемпионом мира по кикбоксингу (фулл-контакт) в 19 лет. Я же стал им в 18 лет. После того, как я осуществил этоу мечту, я снова сказал себе перед зеркалом: Здесь ты всего добился, теперь пора идти к титулу чемпиона мира по боксу .

Вас привлекала бОльшая известность?
В какой-то степени. Раньше я вовсе не интересовался боксом, не говоря уже о кикбоксинге. Вообще я хотел стать каратистом как Брюс Ли или Жан-Клод Ван Дамм. Я был гиперактивным ребенком, моим родителям приходилось нелегко. Когда мне было 10, мой дядя привел меня на тэквондо. В 15 лет у меня уже был черный пояс, я вышел в финал чемпионата мира. В тэквондо контакт ограниченный (семи-контакт), к сожалению, я в финале по своему недосмотру нокаутировал противника и был дисквалифицирован, после чего попал в бокс.
Вам стало тесно в рамках Вашей весовой категории и Вв бросили вызов Александру Поветкину обладателю титула регулярного чемпиона WBA в супертяжелом весе.
Да, но все хотят боксировать с Кличко.

Не слишком ли высока цель?
Давайте честно: у всех, кто говорит о супертяжелом весе, перед глазами стоят Кличко. Добиться такого боя нелегко. Я хочу сначала сразиться с Поветкиным 25 февраля он олимпийский чемпион и у него хорошая репутация. Если я одержу над ним победу, тогда посмотрим, что будет дальше.

Что Вас подстегивает? Вы бы могли защищать свой титул в первом тяжелом весе и зарабатывать хорошие деньги. Вам нужна бОльшая популярность?
Тут возражу: первый тяжелый вес никого не интересовал лишь благодаря моим боям на эту категорию обратили внимание. Это известно не только экспертам.

Есть однако отрезвляющие примеры: 2 бывших чемпиона мира в первом тяжелом весе Томаш Адамек и Дэвид Хэй потерпели поражения в боях с Кличко.
Я не Хэй и не Адамек. Хэй был плох в бою с Владимиром, но до этого он смог пошатнуть еще большего чемпиона Валуева. Адамека же я на спарринге несколько лет назад выбивал за канаты. Что тут еще сказать?

Что позволяет Вам надеяться на успех?
Проблема парней заключается в том, что в тот момент, когда начинается бой с Кличко, они делают в штаны. Они сдаются заранее. У меня же отважное сердце и я не типичный боксер. Я бью из всех орудий. Кличко придется нелегко со мной на ринге.

С кем из них проще боксировать?
Сначала скажу одно: я восхищаюсь Кличко. Их в Германии знает каждый: от продавца обуви до пианиста. Владимир лучший боксер, но сердце его цыплячье. Виталий настоящий гигант, в любом смысле. Хотя Тайсон был всего 1,80 ростом, и все же валил всех как деревья.

Однако Вы бахвалитесь.
Многие мои коллеги говорят что-то из лести для пиара. Я же говорю то, что думаю. Я делаю это не для того, чтобы меня заметили или любили. Я нормальный человек из народа. Я дерусь для моих фанатов. То, что я делаю, идет из сердца.

В бокс Вы пришли обходными путями.
Да, это было в 2004 году. Быть принятым в промоутерскую компанию Sauerland большая честь. Я провел лишь 15 боев в любителях. У Свена Оттке или Маркуса Байера, ставших чемпионами под руководством Улли Вегнера, было несколько сотен боев в любителях, то есть совсем иная школа. Это были звезды большой величины, но я на спаррингах порядочно поработал, проложил себе дорогу. Это впечатлило Вегнера. Тренер нам каждый день внушает: в конечном итоге важны дисциплина, прилежание и строгость.

Правда ли, что тренеру пришлось назначать тренировки на 9 часов, чтобы они могли начинаться в 11?
Ах, тренер слишком много говорит (смеется).

Вегнер говорит, что Ваши главные качества это скорость, сила и сердце.
Это комплимент. Улли Вегнер многих привел к вершине. Я думаю, он относится ко мне как к собственному ребенку. Он вытащил меня из ниоткуда, я никогда этого не забуду.

От чего Вы могли бы отказаться: от денег или от популярности?
Скажем так: популярность это вообще-то нечто хорошее, знак признания, однако у нее есть и отрицательные стороны. Деньги дают покой. Я наблюдаю в нашей среде следующее: чем больше денег и популярности, тем меньше у тебя друзей. Я доверяю немногим в числе этих немногих моя семья. Есть столько людей, которые называют тебя классным, но если мне нужна правда, я иду к маме и она скажет мне ее.

Она же забирает у Вас телефон, чтобы Вы могли лучше сконцентрироваться на поединке.
Это делает мой отец. До сих пор. И я подчиняюсь.

Что сказали Ваши родители, когда Вы сменили свое имя Муамер Хукич на более немецкое Марко Хук?
Конечно, мы об этом говорили. Я себя вижу немцем ведь я провел в Германии большую часть моей жизни. Немецкое гражданство при этом играет второстепенную роль. Я боснийского происхождения, родился на территории сегодняшней Сербии. Я люблю проводить там отпуск, но как турист, и меня там тоже встречают как туриста. Я хочу этим сказать, что я думаю и чувствую по-немецки, хотя родители и сестры-братья до сих пор называют меня Муамером. Конечно, смены имени хотело и телевидение это они предложили вариант Марко Хук . Сегодня я считаю его своим псевдонимом я знаю, что я в какой-то степени являюсь продуктом [шоу-бизнеса].

Где граница?
Многие вещи я отвергаю ведь именно я принимаю окончательное решение. Но, конечно, я делал и ошибки. Сначала я не придавал значения защите семьи от публичности.

Вы имеете в виду свадьбу, о которой подробно сообщали все бульварные газеты?
Да, например это. Сегодня я лучше разграничиваю профессиональную и личную жизнь. Мы живем в обществе зависти, поэтому я беспокоюсь о своей семье а ведь своим родителям я обязан всем.

Ваши родители бежали с Вами в 1993 году в Германию.
Мне тогда было 8 лет, одна сестра старше, другая чуть младше, брату было 2. Мусульман в тогдашней Югославии сильно терроризировали... Побег проходил так: сначала мы выехали из нашего родного города автобусом в Чехию, потом хотели пробраться с проводниками через лес в Германию: 6-километровый марш с парой пакетов, в которых было все наше имущество. Нас задержали, после чего мы 2-3 дня просидели в тюрьме. Не очень красивый жизненный опыт, но вторая попытка побега, на автомобиле, удалась: мать и отец впереди, мы, дети, в багажнике комби. Такое никогда не забудется.

Что было потом?
Мы приехали в Билефельд, в лагерь-приемник, затем в лагерь для беженцев-соискателей политического убежища. Это стало местом моего детства. У нас была одна комната иногда в ней спали 20 человек. Мой отец, которому тогда было 33 года, хотел работать, но долго не мог получить разрешения на работу, хотя одна фирма хотела его взять. Это приводило меня в ярость. Те времена прошли. На ринге, когда мне надо превозмочь себя, я всегда думаю об отце - какой это большой человек. Когда я уже на пределе, когда в меня попадают в 7 или 8 раунде, я спрашиваю себя: Зачем ты все это делаешь?

Сегодня Вы миллионер.
И знаете, что? Я могу помогать своей семье и для меня это настоящее счастье.

Чем Вы себя балуете?
Победами на ринге и долгим сном после. Знаете, мой отец будит меня даже в отпуске. Недавно мы были в Турции, так он уже в 7 утра стоял перед моей дверью со словами Вставай бегать! Он всегда спрашивает, хорошо ли я питаюсь, здоров ли я... Такие вещи я слышу от него по 100 раз в день. Самое интересное это когда он говорит: Посмотри на свои мускулы, они одрябли. Сделай что-нибудь!
Когда я на ринге, то ищу в первую очередь его глаза он всегда сидит в первом ряду. Тогда я бросаю ему взгляд, желая сказать Не беспокойся, папа, я всё сделаю как надо .

Перевод с небольшими сокращениями: AllBoxing.Ru

02.01.2012

 
>